Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:30 

Сжечь бы и тут всё к чертям. Но смысл? А оставлять смысла тоже нет. И говорить о смысле смысла нет.
Мне сегодня было прозрение, и я был по-настоящему счастлив целых две минуты. Иногда даже этого может показаться много. Так или иначе, теперь я вернулся в дом, и ничего этого уже нет. Здесь другая жизнь. На разных улицах, на разных станциях метро, в разных квартирах и даже в разных комнатах - разная жизнь. И этот вечный смешной трагизм, который был еще у Кортасара - про Оливейру, который пытался соединить все нити реальности в одну обозримую и поддающуюся осмыслению и контролю сеть, утопические надежды. Как выстраивать видение мира, если невозможно элементарно объединить между собой даже пару комнат?

Когда-нибудь этот человек остановится и перестанет плодить безвкусицу и кушать ее в одиночестве. Но он восстает из своих опилок, как бессмертный Винни-Пух, с завидным упорством, достойным лучшего применения.

Даже в тексте жизнь другая, особая. Я только что стер абзац, потому что решил, что он делает жизнь, формируемую в реальном времени данным текстом, еще более душной, чем она есть.

И так же, как я плету этот текст (мог бы и лучше, разумеется), я хотел бы сплести события моего прошлого, настоящего и грядущего в единый узор, который радовал бы глаз, пусть даже он выглядел бы весьма своеобразно. Это создало бы иллюзию пути, ощущение, будто я откуда-то и куда-то конкретно иду, а посему все мои летние мытарства проходят не зря. Но едва ли, едва ли это получится у меня сейчас, учитывая весь бэкграунд, на котором даже останавливаться не хочется: и так переваливается в голове туда-сюда каждый день и ноет, ноет, ноет.
Но, хотя жить в "прозрении" получается только "здесь и сейчас", всё-таки они необходимы и в долгосрочной перспективе. Потому что потом, вспоминая прошлое, я цепляюсь именно за такие крохи, цепляюсь за них и думаю, что жизнь умеет быть прекрасной вне зависимости от любых внешних обстоятельств. Почти всегда они, эти события, выдёргивают тебя из контекста обыденного существования, и тогда ты понимаешь, что можешь быть счастливым оттого, что любовь, разлитая в воздухе - есть, красота, веющая отовсюду - есть, другая жизнь и просто Другое - есть. И радуешься уже тому, что просто видишь всё это перед собой. И увидел, что это хорошо. И увидел, что погружен в хорошее, и возрадовался.

И, когда снова возвращаешься в надоевшие измерения, единственное, что, пожалуй, может тебя выручить и успокоить, это именно такие мысли и воспоминания. Как бы сложно ни было представить себе их, если они не осуществляются прямо в данный момент, в голове всё же хранится память о том, что ты это чувствовал, а, раз ты это чувствовал, то, значит, ты говоришь себе правду, даже если сейчас тебе не хорошо, как тогда, а ужасно дурно и жить не хочется. И эти мысли - единственный шанс прийти в норму, если дела пойдут не так, как мечтается.

12:40 

Я смотрю на людей, которые меня окружают, читаю разные книги и прихожу к осознанию того, что у каждого в жизни есть какой-нибудь бардак и непонимание того, что творится вокруг. Умудренные опытом старики с высшим образованием пишут о том, что они боятся смерти, как дети, да и огромного множества вещей они боятся помимо этого, прямо как я и, должно быть, как все мы. Иногда хаос происходящего, хаос мыслей кажется лишь досадным недоразумением, которое не может быть разрешено тобой самим, просто потому что "трудно оценить чувство юмора изнутри шутки". И тогда хочется, чтобы кто-то мудрый и рассудительный взял в руки твою жизнь, так-сяк повертел ее и сделал бы хирургически точное заключение о том, кто ты есть, что с тобой так, а что не так, и как тебе дальше жить. В поисках такого мудрого часто тратишь чужое время и растрачиваешь собственные ресурсы, не получая никаких результатов, кроме усугубления, ускорения циркуляции одних и тех же дурацких и хаотических рассуждений.

19:20 

Эй, ну я же всё сделал, я могу наслаждаться летом и в ус не дуть. Небо, солнце, радости-улыбки и всё такое. Срывай счастье как с куста и ешь на здоровье.
Но вот нетушки. Лето летом, счастье счастьем. Хорошо может быть когда угодно, и обычно не просто так, а в связи с чем-то. Так-то еще можно сказать, что я зануда и, видимо, очень ленивый и очень требовательный зануда. Вокруг миллионы возможностей, которые не так уж и сдались мне, чтобы поднимать ради них себя и вести куда-то. Сто с лишним друзей в контактике, а того самого контакта, да еще полного энергии и соответствующего настроя, нет.

21:16 

Любая мелкая неурядица в голове + пиво = испорченный (или хотя бы подпорченный) вечер.

00:17 

Я реализовал тот самый сценарий, на который надеялся весь прошедший год. Ветры случайности, наконец, нагнали достаточно туч, чтобы случилась гроза, разразившаяся неожиданным счастьем. Моя жизнь начала меняться, но это по-прежнему происходит слишком неявно и медленно, и явно недостаточно, чтобы я мог сделать всё, что нужно, да еще без накладок. И вот, я остаюсь наедине с самим собой и тем, до чего я смог себя довести за все эти последние годы. И не могу сказать, чтобы этот груз приносил мне какую-то пользу и облегчал жизнь - скорее, наоборот. Может быть, теперь даже не нужно ни додумывать, ни набираться смелости для того, чтобы сказать: я понятия не имею, как устроен этот мир, как правильно, а как неправильно поступать, и что же ждет меня и нас всех впереди. Неплохо для человека, который составил план и добился его выполнения, да? Но, видимо, это действительно норма - никогда не быть в точности уверенным, что делать и как быть дальше.
Как бы то ни было, есть одна вещь, которая уже давно меня беспокоит. Мне кажется, что та словесная реальность, в которой я существую, заточена если не на мое саморазрушение, то, по крайней мере, на бесконечное воспроизводство ряда нехитрых умственных операций. Что-то наподобие "закрытой философской системы", только вместо философской системы тут - мировоззрение, причем весьма неконкретное и плавающее, которое и системой-то трудно назвать, а, скорее, дискурсом, что ли. У меня нет устойчивого представления о реальности, но у меня зато есть весьма устойчивый способ говорения о ней. И проблема здесь заключается в том, что любая информация, попадающая в эту "закрытую систему", в этот дискурс, тут же прогоняется по устоявшимся словесным каналам и обрабатывается определенным образом. Короче говоря, информация, поступающая извне, интегрируется в мое отнюдь не безгрешное и не мудрейшее мировоззрение, приобретая приемлемые для него формы, и не способствуя поэтому никакому расширению сознания, не обеспечивая возможности подняться над этим мировоззрением, чтобы увидеть что-то новое, увидеть по-другому.
С другой стороны, это мировоззрение (или дискурс) сформировалось под воздействием как раз-таки внешних факторов. С чего бы считать, что в течение какого-то периода они формировали мой способ восприятия, а потом вдруг перестали формировать, и что мировоззрение законсервировалось и больше не допускает осуществления неких серьезных положительных изменений в себе?

21:57 

Лето - это время опыта, переживаемого здесь и сейчас. Подобно тому, как ребенок переживает свое детство, а после начинает осмыслять пережитое, выстраивая свою идентичность, свой миф, называемый некоторыми (Ж. Бодрийяр) личной историей. Осенью, когда всё окончательно промёрзнет и зальётся дождями, появится время и силы, чтобы всё обдумать и систематизировать.
Всяческий нонфикшн, вообще говоря, очень сильно стимулирует мыслительную деятельность, но, всё же, в те моменты, когда откладываешь книжки и размышления и не знаешь, куда правильнее было бы самого себя деть, смутно понимаешь, что здесь лучше отключить голову и пойти заняться чем-нибудь - все равно чем. Добыть то, что потом станет частью сплава, который, будучи осмысленным, станет опытом.

00:37 

Хотя, и прошлой, и этой ночью я совсем один, жизнь была вчера, когда я пол-Москвы проехал на самокате, бесстрашно пересекая полупустые шоссе на красный свет, а после встречал рассвет, сидя в ночном автобусе. Сегодня я попиваю чаек, почитываю заголовки о военном перевороте в Турции (вот тебе раз) и теряюсь в противоречиях, которые даже не стоят того, чтобы их разрешать.
Магистральное ощущение последних месяцев, замечательно перекликающееся с теми абзацами, которые я вычитал сегодня у Камю, заключается в конфликте между реально переживаемым опытом и осмыслением этого опыта. Штука в том, что любая попытка осмыслить, заарканить словами произошедшее представляется просто смехотворной по отношению к этому произошедшему, мало того, слова нагло лгут, выдавая себя за подлинную интерпретацию настоящего, пытаясь заменить это настоящее, будучи лишь его суррогатом. И в последнее время я живу либо жизнью, происходящей прямо сейчас, либо попытками осмыслить то, что происходило совсем недавно, и эти попытки либо сразу же ломаются, либо перерастают в некую идиотскую вакханалию недосмыслов. В соответствии с написанным Камю, ощущение шероховатости и твёрдости дерева скажет мне о дереве - и о мире вообще - гораздо больше, чем статьи на Википедии или научные изыскания биологов.
Вот я написал некий условно "умный" абзац, а ведь его - этот абзац - никуда не вклинишь, никому он, кроме меня, не нужен. Эта "философия" находится вне форм традиционной деятельности, занимающей людей и общество. И речь идет не о том, что я изгой или непризнанный гений (ну что вы), но о том, что я теряюсь в неких непонятных сферах, при этом не реализуя себя ни в одной сфере понятной и маломальски достойной. Что мне рассуждения о конфликте между реальностью и ее осмыслением, если я точно знаю, что жизнь, после изучения этого "конфликта", не станет ни проще, ни продуктивнее. Но я продолжаю тратить время на всё это вместо того, чтобы учиться неким вещам, способным улучшить мою жизнь (и здесь философы постарались, заявив, что мир не в состоянии предложить ничего тому человеку, который осознал абсурдность бытия). Но я продолжаю жить так, как живу, и делать то, что делаю, хотя, большую часть времени я, конечно, просто ленюсь, чего уж говорить. И тем не менее, ночные приключения вроде моего вчерашнего представляются не менее, а то и более ценными, чем большая часть трудов и умствований. Жизнь какого-нибудь пастуха может оказаться намного более насыщенной, чем жизнь философа.

01:08 

Я тогда учился в 11-м классе. Был май, и мы с такими же, как я, одиннадцатиклассниками сидели на подготовительных курсах к ЕГЭ по истории в небольшом кабинете, слушая преподавательницу Г.А.
Во время перерыва Г.А. стала "читать" наше будущее по нашим лицам. Мне досталось довольно лестное предсказание. Г.А. сказала: ты будешь приходить с работы домой, и если жена станет доставать тебя всякой чушью и капать на мозги, ты легко всё это стерпишь и только хладнокровно спросишь ее, что сегодня на ужин.
Иногда мне кажется, что это действительно наилучшая из возможных стратегий. Потому как если начнется ураган, пускай бушует кто-то один, а не оба (будь то дружеские, родственные или супружеские отношения). И этот кто-то, вполне возможно, сам потом поймет, что наломал дров, и сам приберётся. Ещё чайку, может быть, сделает тебе.

23:12 

Два исколотых пальца, полдня времени, и новое хобби принесло плоды. Желание убить время и куда-нибудь от всего уйти, острый нож, годные деревяшки, ну и всякие лаки - всё, что требуется.
На столе стоит и сохнет штука, которую я, должно быть, в тайне мечтал сделать уже много лет как, и которая далась мне очень легко, хотя была сделана далеко не идеально и не является особенно сложной для вырезания. Это должно надолго остаться со мной - просто потому что все эти опилки, деревяшки, ножи моментально обволакивают и оплетают комнату; и раз уж я всё это насобирал, то надо с этим работать - уже не выбросишь и даже не спрячешь с глаз долой.
Я закончил строгать, собрал опилки, и снова вернулся в этот удивительный мир, где я всё жду, жду и не знаю, что и думать, хотя, всегда есть шанс, что вот-вот всё сделается - лучше не бывает, но пока не сделается, так и будешь сидеть никакущий. Будет и на нашей улице праздник, и в нашем празднике, который уже наступил, но в котором происходит черт знает что, тоже будет, наконец, праздник. Я молодец, я сижу и жду лучших времён, строгая деревяшки и слушая Роберта Смита. Дезинтеграция - по-прежнему одна из тех немногих вещей в жизни, которые имеют смысл.

@музыка: The Cure - Disintegration

14:32 

Со временем развивается не то чтобы привередливость в отношении круга общения, но, скорее, некая дифференциация окружающих на группы, с каждой из которых контакт осуществляется по определенным методам. Сначала были одни только свои, потом появились "свои" и "чужие", потом разделение на "своих" и "чужих" сильно изменилось. Можно сказать, что либо "свои" превратились в уникальнейшую группу людей, исчисляющуюся, дай бог, парой-тройкой человек, либо, в свете происходящей дифференциации, деление на своих и чужих вообще перестало быть актуальным. Если всё же оставить такое деление, то можно сказать, что чужими теперь является большинство людей, с которыми мне доводится общаться (что было бы всё-таки некорректно). Может быть, так: есть "свои", а есть "все остальные", делящиеся на множество групп, которые я, наверное, и не смогу никак назвать и обозначить. Принципиальная разница между старыми "чужими" и теперешними "всеми остальными" заключается в том, что с "чужими" диалог был принципиально невозможен и нежелателен; с нынешними "всеми остальными" диалог вполне возможен (хотя, далеко не всегда желателен), и от него даже можно получить удовольствие. В то же время, оппозиция "свои-чужие" до сих пор сохраняет свою актуальность, и здесь место "чужих" как раз и занимают "все остальные"; отношение к ним при этом стало более терпимым и положительным, и степень улучшения отношения зависит от существенных характеристик тех или иных групп "всех остальных". Так, например, отношение к группе "алкаши со двора" ничуть не улучшилось.

05:16 

Все еще пытаюсь скоротать время.

1. За последние недели я пил кофе не то, чтобы очень много, но делал это в таком режиме, что организм уже довольно давно намекает, что он не желает больше принимать эту штуку, и впредь будет ей всячески сопротивляться.

2. Догматичный Павел Дуров. "Надо отказаться от никотина, алкоголя и кофеина". Его мысль была выражена в такой форме, что сразу же возникло желание выпить кофе или чего покрепче, просто назло этому Павлу Дурову, засевшему в собственном догматизме.

3. Пожалуй, история учит нас, что общепринятая мораль - не такая уж стабильная и неизменная штука, по крайней мере, в современных условиях. Достаточно поместить одних на передний план, а других или вовсе убрать, или сместить на задний, и массовая точка зрения начнет меняться в соответствующем направлении. Весьма наглядный пример - советские 80-е, когда уже начиналось новое, но старое пыталось удержать тающий на глазах авторитет. В контексте последовавшей за этим ситуации (страна развалилась) попытки "старых" кажутся просто смехотворными. Все эти "Тех, кто слушает Пинк Флой, гнать поганою метлой" и прочее. Прошло пять лет, и на сцену пришло то, по сравнению с чем "Пинк Флой" - верх порядочности и общечеловеческой морали. Короче говоря, достаточно легко и достаточно внезапно вдруг может произойти что-то, что перевернет с ног на голову официальную мораль, и мы даже не удивимся, ибо нас подготовят к этому должным образом, дёшево и сердито.

02:46 

Бессонная ночь - странная штука. Часто тебе нужно ее провести, но при этом тебе нужен вовсе не каждый час этой ночи. Тратить эти "лишние" часы на сон не всегда получается, и это не всегда кажется продуктивным.
Сегодня я защищаю диплом. У меня остались некоторые дела, которые следует сделать, и несколько часов в запасе, за которые не выспишься, но которые надо куда-то при этом девать.
Поэтому у меня ударная доза матэ и маленький вагончик времени. Вот и пишу.

Сегодня вообще-то большой день. Это не вручение диплома, конечно, но это итог моим четырехлетним мытарствам. Вообще страсть к подведению итогов смешна именно тем, что разные жизненные процессы далеко не всегда привязаны к конкретным датам или действиям, и, в основном, сильно из них выбиваются. Несмотря на то, что именно универ был основой моей жизни все эти годы, моя жизнь всё-таки переросла универ, заимела собственную логику. Но всё-таки приятно вот так взять и обобщить четыре года своей жизни, а потом "перевернуть страницу".
Если подумать, мое ощущение, даже обобщенное, сводится к тому, что внутренняя жизнь действительно вышла за рамки института. Мне трудно осмыслить в целости эти четыре года. Все-таки я до сих пор не могу осознать, как же много прошло времени, и как же много, наверное, в эти годы вместилось, несмотря на то, что большая их часть представлялась и представляется мне рутинной, ненастоящей. Думаю, что мог бы распорядиться этим временем гораздо лучше, особенно теперь, когда знаю, что есть вещи (в том числе в рамках гуманитарной науки), которые интересуют меня гораздо больше, чем история, и что есть места, где люди гораздо больше заинтересованы в интересных беседах и подспудных аспектах жизни, чем в том месте, где я провел последние годы. В то же время, зубовного скрежета из-за бесполезно прожитых лет у меня нет; вероятно, эти годы были не так уж и плохи, вопреки всему.

Без сожаления я "переворачиваю страницу". Того, что когда-то казалось ценным и постоянным, давным-давно уже нет. То хорошее, что происходило после, не было связано с институтской спецификой и представляло собой, скорее, некие частицы жизненного процесса, который был, есть и будет, вне зависимости от моего статуса и местонахождения. Тем не менее, именно этой среде я многим обязан, даже если всё самое хорошее случилось не благодаря, а именно вопреки ей. Учиться можно и "от противного". И всё же, забавно воспроизводить картинки из прошлого - год за годом, неделю за неделей, - и думать, сколько же всякого разного происходило. Сегодня последний рывок. И буду мыслить себя как человека с "высшим образованием". Смешно, но что-то я все-таки смог понять и усвоить.
Осталось сделать дела к защите. А ведь мог бы и не доводить до ночи.

23:25 

Нельзянельзянельзя
Нельзя
больше
жить
по-старому

01:54 

Неделя готовит либо сюрпризы, либо как обычно.
Конечно, когда планируешь безумство, нет смысла соотноситься с рациональными аргументами "за" и "против". Но не знаешь, что делать, когда внутренний голос (= подспудная логика) молчит. Это не означает ни "делай", ни "ни в коем случае не делай". Может, так: "Недостаток информации, недостаточная степень подготовленности тебя и почвы под ногами". И в этом случае поступок может сам по себе быть хорошим и изящным в своем милом сумасшествии, но даже в этом безумии внутренне недостаточно обоснованным для того, чтобы, под его влиянием, могла возникнуть и удержаться в нашей сиюминутной реальности ситуация, которую поступок должен породить. Нельзя просто так взять и повернуть мир, не подготовив для этого почву, или, по крайней мере, не дождавшись, пока она не напитается соками и веществами должным образом. Иначе это будут просто идиотские действия, претендующие на некую эзотерическую значимость, и это в некотором смысле будет похоже на то, как если бы я рассказал дурацкую шутку, ожидал бы взрыва хохота в ответ, но вместо него слышал бы только тягостное молчание, от которого потом пришлось бы откреститься и спрятаться. "Неправильно поймут" - вот как это называется.
Выход я вижу в том, чтобы недосделать. Остатки сами сложатся, либо уничтожатся.
А если все обернется ничем (как обычно), то у меня есть пятница, где я смогу отдать всего себя на концерте. Это будет абсолютно честный акт самовыражения, после которого говорить придется не мне, но тем, кто будет рядом или вокруг меня. Я буду исчерпан в тот момент, и, если ответом мне будет ничто, то вины моей в этом не будет, я буду чист, поскольку отдал всё. И если ответом на отданное мною всё будет ничто, то я смогу уйти куда угодно, и совесть будет только загадочно улыбаться.

07:50 

Интересно, а есть ли на этом свете хоть один человек, который прочитал хоть одну из моих записей, выложенных здесь? Ну да ладно.
Думал, что после предзащиты смогу дышать чуть свободнее, чем обычно, но проблема свалилась, откуда не ждали. Но дело даже не в этом, а в другой проблеме. Другая проблема заключается в том, что вот уже несколько недель я никак не могу остановиться, вглядеться в окружающий мир и начать действовать и чувствовать в соответствии с его состоянием, его ритмами. Я как будто бы несусь как сумасшедший, при том, что график у меня далеко не самый загруженный и не плотный. Поэтому я игнорирую кучу вещей, мельтешащих прямо перед носом, я прекрасно вижу их и отмечаю, что надо уделить им внимание, но при этом и игнорирую.
Эта гадкая погода умудрилась достать даже меня, несмотря на то, что она менее вредна моему здоровью и имеет другие привлекательные стороны. А о чем еще говорить, если не о погоде? Все остальное неоднозначно, несмотря на известную инертность. Тот случай, когда ты что-то делаешь-делаешь, надеешься на лучшее, а потом выясняется, что ничего и не было. Я не могу и не хочу торопить события, это как пытаться съесть несозревший плод. И если то, что вызревает, предназначено вовсе не для того, чтобы быть съеденным или вообще как-нибудь применимым, то пускай. Чего мне травиться-то, спрашивается. Со своей стороны я, может быть, только и могу, что стать "настоящее", т.е. вернуться к собственным ритмам и чаяниям из всей этой беготни, и тем самым сконцентрировать в себе энергию. Светить!

01:30 

Когда-нибудь всё должно сложиться. И я буду сидеть в этой вьетнамской забегаловке и чувствовать себя уже по-другому. Но пока я один, я невидим и так ни в чем не уверен. Неуместный такой человек. Хотя, у меня вроде много друзей, как будто бы даже больше, чем в иные времена. Но стойкое ощущение, будто идешь под дождем по улице и заглядываешь в окна, а там люди - довольные и счастливые, в своем счастье тебя и не замечающие. Это ощущение человека под дождем похоже на порочный круг. Ты человек под дождем, потому что ты невидим, ты невидим, потому что ты человек под дождем. Но, вопреки всему, он должен разорваться. Даже несмотря на то, что я так по-дурацки веду себя во всех этих ситуациях, так смешно и отстраненно.

@музыка: Elliott Smith – Twilight

00:45 

Утром ты ешь шаурму.
После полудня ты обсуждаешь экзистенциальное значение перетаскивания камушков на берег пруда и мировосприятие Кортасара.
Вечером шутишь тупые шутки про негров, смеешься этим своим новым лицемерно-заливистым смехом, как будто ты не скучный и тебе всегда хорошо и весело.
Ночью пишешь в дневничок, тем самым демонстрируя самому себе, что прожитый день не значил вообще ничего.
Завтра - смотреть салют. Не люблю салют, и почти не интересуюсь, если уж по совести, теми, с кем буду его смотреть. Всё суета, и разговоры эти a la "Я вся такая внезапная, такая противоречивая вся". Самое смешное здесь - то, что подобное и ко мне тоже относится. Вакханалия собственных уникальных достоинств, сменяющаяся сухой обыденностью - другой стороной собственного характера. Либо мы все скучные, либо внезапные и противоречивые (что, впрочем, слишком часто соседствует в одних и тех же людях), и в обоих случаях внимания друг друга мы все оказываемся недостойны. Почему-то "по-человечески", как у нормальных людей, никогда не получается. Ну и пускай. Зато я могу взять, сочинить и записать песенку, и песенка та будет моим оправданием перед миром, для которого "своим" я так и не стал.

Очевидно, что теперь либо то, что нужно, произойдет само, вне зависимости от чьих-то абстрактных построений, либо не произойдет, и тогда черт с ним.

08:17 

Долгий тернистый путь хрен знает куда.
Часто хвалят "Замок" Ф. Кафки, говоря, что он, кажется, описал одну из общих и значимых плоскостей жизни современного человека. Сейчас мне кажется, что мое ощущение в большой степени совпадает с Кафкианским, - разве что, о мраке я стараюсь не думать, или просто не вижу его. Суть моего кафкианского ощущения в означенной плоскости заключается в том, что в какой-то момент связь между причиной и ее конечными последствиями растягивается и натягивается до предела, и в результате становится настолько уязвимой, что, кажется, в любой момент она может лопнуть и исчезнуть, да, собственно, в таком состоянии она, хоть все еще наличествует и действует, все равно уже воспринимается как некоторая условность. И речь не идет о теории шести рукопожатий, или, скажем, о карме, а о вполне житейских делах, когда от точки А до точки Б нас сопровождает некоторое количество бумаг и посещений кабинетов. На точке А ты запускаешь бюрократический процесс, и от его успеха или неуспеха зависит то, в какую точку ты прибудешь в итоге, куда выплывешь из речки, моря, океана (смотря по ситуации) бумаг. Вряд ли такая гротескная ситуация реально имела место, но в качестве примера можно представить безрукого человека, который не смог доказать, что у него нет руки, поскольку ему не выписали соответствующей бумажки: в ходе бюрократического шторма изначальный посыл так трансформировался, что в результате получилась чушь, и вот, стоит он, безрукий, растерянный и несколько уязвленный, а тётенька со своего насиженного за годы места машет ему рукой, мол, уходите, куда-нибудь подальше, вон в тот кабинет, как бишь его там, да не важно, там должны знать, куда подевалась ваша рука.

12:35 

В какой-то момент N больше не может прикрываться тем, что является мечтателем, и тогда вынужденно признается в том, что он вовсе никакой не мечтатель, а просто дурак. Мечтатель "работает" на свою мечту, обычный деятельный человек просто работает себе на благо, а дурак не работает, прикрываясь тем, что он мечтает о высших материях. Здесь надо только учитывать наличие границы между творческой работой и тем, что в советское время называли "тунеядством". Стенограммы суда над Бродским - отличная иллюстрация к тому, что бывает, если этих границ не видишь (хотя, там, конечно, дело было совсем в другом).

00:45 

1

"Недостаток сердца" - это когда дошёл умом до некоторых выводов, но не имеешь сил и смелости, чтобы в соответствии с этими выводами корректировать жизненный курс.
Постмодерн - это легко. Это утрата значимости "больших нарративов" решительно во всём. Человек, усвоивший это и живущий в соответствии с этим принципом - это и есть "герой нашего времени". Проще жить и действовать, не веря в целостные концепции, не воспринимая свою жизнь и всё, что с ней связано, как некое целое. Это не обязательно должно декларироваться, главное, чтобы такой принцип реализовывался на практике. Есть всяческие свободные художники, которые умудряются брать деньги и внимание из ниоткуда, превращать в товар собственный образ и т.п. Современность, с ее размытыми "классовыми" границами, придает вопросу дополнительный оттенок: он такой же, как и я, он образован не лучше, чем я, и не больше, чем я, работает; и отчего же у него так легко получается жить в свое удовольствие? Всё было бы вполне объяснимо, если бы мы говорили о детях аристократов: тут если не деньги и не образование, то, по крайней мере, соответствующее воспитание и отношение к жизни. А так - все мы вроде из одной, советской и постсоветской среды, да вот на практике всё выходит иначе.

moskevske povidky

главная