Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:32 

Как много проблем снимается после того, как начинаешь понимать некоторые очевидные, на первый взгляд, вещи.
Художник - это человек, который никому не может быть учителем a priori. Потому что с самого начала он принимает как аксиому то, что он не понимает этот мир и, в этом смысле, перед ним совершенно беспомощен. Не умея понять, объяснить, преобразовать мир вокруг, художник делает единственное, что он только может сделать - изображает мир и возникающие в нем явления и образы. Он не препарирует реальность, чтобы потом ставить над ней опыты и делать выводы: это задача исследователей. А художник изображает, чтобы крикнуть людям: Смотрите - чудо! Или, озадаченно: надо же, вот ведь какая штука...
И, поскольку таким образом круг задач художника значительно сужается (он не обязан постигать те чудеса, что он видит, и не обязан воплощать их в материальную жизнь), существовать в этом мире ему становится намного легче.

11:10 

Иногда в процессе творчества чувствуешь себя, как воздушный шарик. Набираешься волшебного газа и взлетаешь, радуя проходящих мимо детишек и взрослых. Если шарик не поднимется выше, о нем почти наверняка забудут, поскольку он представляет собой не что иное как зрелище. Единственная возможность, на которую может надеяться шарик, это подниматься все выше и выше, радуя своим полётом всё больше и больше прохожих, но всё так же не надеясь на нечто более весомое, чем всего только одно мгновение.
Мгновения - это не то, что можно предъявить на судилище. Но мгновения, превращающие тебя в нечто более высокое, чем ты есть, дорогого стоят.
Тем не менее, несмотря на вышесказанное, подобные превращения и полёты могут быть ценны для других людей. Я помню, как меня за моё творчество чрезвычайно щедро благодарили, на мой взгляд, намного более щедро, чем оно того заслуживает. Точно знаю теперь, что по-настоящему искренние работы всегда найдут своих почитателей. Надо почаще вспоминать об этом, и тогда, возможно, получится чаще создавать какие-то интересные вещи.
Большой сложностью в этом плане для меня является вопрос о том, что я хотел бы сказать миру. Мое восприятие действительности меняется слишком медленно, слишком лениво, чтобы создавать что-то новое чаще, чем раз в какие-нибудь несколько лет. Одна подруга сказала, что здесь уже на вопрос надо смотреть с точки зрения ремесла, т.е. просто писать, писать и писать. Главное - начать!

***

Очень интересное ощущение посетило меня, когда я записал на диктофон шум ночной улицы. Прослушав получившуюся запись, я подумал, что теперь имею в собственности настоящий кусочек реальности, и этот кусочек похож на какую-то уникальную музыку, с которой теперь, заполучив её, можно делать всё что душе угодно. И в этом смысле звуковая информация представляется намного более ценной, чем визуальная, ценной особенно тем, что она даёт гораздо больший простор воображению, в особенности, когда речь идёт об обычном подглядывании из окна.

11:55 

Спустя какое-то время, начал задавать себе вопрос: "А есть ли предел моему интеллекту"? И понял, что этот предел есть, и наткнуться на него бывает сложно только потому, что это вещь довольно абстрактная, а вообще до него от самого примитивного мышления всего-то пара шагов. Собственная ограниченность, эта "жемчужина" самопознания, представляется главным уроком, который за последние годы пришлось выучить. Вот только зачем?
Фатализм в отношениях с людьми. Несколько лет назад у меня был один приятель, который объединял весь мой круг общения. Приятель ушел восвояси, и этот круг общения моментально рассосался. А сколько поводов для самолюбия-то было раньше! Оказалось, что в этой конструкции я не имею никакого значения, как, впрочем, и все остальные, которые разбежались кто куда. В любом случае, теперь всё это не кажется таким уж важным.
***
Чтобы ослабить наваждение, связанное с мыслями о загранице, мне достаточно было съездить в Карелию и в Санкт-Петербург. Эти места таковы, что заставляют понимать: то, чего я мог бы ожидать от заграницы, не является уникальным преимуществом, одной ей принадлежащим. И еще путешествие открыло мысль: чтобы стать другим человеком, порой нужно очень немного, вот хотя бы взять и куда-нибудь съездить. Или говорить с нужными людьми, с которыми можешь себя полностью раскрыть и даже найти пути дальнейшего своего внутреннего развития. Иногда целый год пребываешь в духовной апатии, а потом час с хорошим человеком поговоришь, и очень удивляешься: где то, что сейчас при общении всплыло, было всё это время? Мало того, оно не только не деформировалось из-за долгого простоя, но даже развивалось, и даже, вроде как, без моего ведома! Это говорит в пользу одного неприятного предположения о нахождении "не на своём месте". Что ни говори, каждому нужен такой круг, в котором он мог бы раскрыть себя, как растеньицу нужна определённая почва, чтобы вырасти. При наличии такой почвы, кстати, и пределы интеллекта значительно отодвинутся, дав стимулы и силы для развития.

11:23 

Последние две недели меня грызла мысль о том, как бы потратить свою рабочую премию. Я подумывал о том, чтобы купить фотоаппарат, но не без оснований полагал, что почти наверняка потрачу деньги впустую. Потому что нечего разбрасываться деньгами, когда не знаешь даже элементарных основ фотографии. К тому же, в моем распоряжении уже есть фотоаппарат, лично мне не принадлежащий и уж наверняка не самый хороший, но я уверен, что даже с его помощью, при наличии прямых рук, можно было бы сделать что-то стоящее.
Мне кажется, в наше время обилие возможностей лишает людей значительной части энергии для их реализации. Или, скорее всего, речь идет только обо мне. В общем, я беру в руки фотоаппарат, а что снимать, а главное, как снимать, я представить себе не могу. Справедливости ради, сейчас большая часть фотографов-любителей (и даже тех, кто, вроде как, зарабатывает на этом деньги) снимают хоть и очень качественные работы, но очень скучные - это уж точно. При этом уверен, что действительно достойных современных работ я просто не видел, да и не искал. Но то, что на глаза попадаются не они, а вот это всякое - тоже показатель.



Эту фотографию увидел в видеолекции на Арзамасе. Фото совершенно обычное, в контексте лекции оно вообще имеет утилитарное значение. Но, мне кажется, даже в этой фотографии присутствует жизнь, хоть я и не могу сказать, сделано ли фото профессионалом. Что-то в ней есть такое, чего сейчас как будто бы нигде не достать. Вот только - что именно? Просматривая сделанные мной фоточки, я этого самого не нахожу. Всё как-то ну очень безжизненно. Может, в "жизненности" фотографии выше всё дело в том, что на ней никто не позирует, но при этом мероприятие запечатлено достаточно близко к его участникам?


А вот две фотографии, сделанные мною, которые мне хоть немного нравятся. Они миленькие, но вряд ли их захочется подолгу рассматривать. Более того, если они, конечно, действительно миленькие, то причина этому - чистая случайность.





10:04 

Музыка

Не везде нужна импровизация. Вот например, когда вставляешь обычную импровизационную сетку в какую-нибудь песню типа Сплина, звучит это ужасно пошло, как будто пытаешься сделать блюз из похоронного марша. Поэтому так часто и становится противно, когда играешь с кем-то в две гитары и, пытаясь украсить ритм, выдаёшь всякие нелепости, пусть даже они и попадают в тональность. Вот тут, а не при попытке импровизировать, начинаются сложности: всего-то навсего придумать простенькую незатейливую партию, которая хорошо и красиво легла бы на музыку.

00:26 

Неделя моего денного и нощного пребывания в Инквизиции закончилась. Я убил главного злодея, завёл роман с послом и даже завалил дракона. Мне срочно нужно удалить игру, иначе я застряну в этом мире ещё на неделю-две. Но что-то всё рука не поднимается удалить.
Ох, и почему реальная жизнь не может предложить такие приключения? Почему копаться в тайнах эльфийских руин в десятки раз интереснее, чем листать учебники по истории? (на самом деле, я не прочитал и десятой части кодекса, ну да ладно). Так или иначе, если ты, реальный мир, меня не хочешь, то я хочу в Инквизицию. Но пора и честь знать, в мире есть куча всего интересного, над чем можно поразмышлять, просто найти всё это гораздо сложнее.
Очень мне понравился Солас и его Тень. Удивительная метафора - путешествие по миру, являющемуся отражением твоего опыта и твоего взгляда на мир. Если подумать, это та самая жизнь в рефлексии, которую все мы так любим. И духи, которые могут обратиться демонами, если не знать истинной сущности происходящего. И не забыли о связи с миром реальным. "Чтобы Тень была интересной, интересным должен быть и ты сам". Эх, где он теперь...
Несмотря на то, что со снами у меня очень туго, свой Город у меня там тоже есть. Может быть, это даже целая страна из нескольких городишек-образов. В каждом из них мне было невыразимо приятно находиться, даже если там со мной происходило что-то дурное. Помню городской район, похожий на пражские улочки в центре, с прилавками, где продают безумные вещи и предлагают странные аттракционы. Помню какой-то город у моря, весь белый, какие-то футуристические военные здания, катер. Смутно помню метро с сумасшедшими машинистами и странными вагонами. Может быть, осознанные сновидения - это и есть та самая Тень, и может быть даже, у меня когда-нибудь хватит терпения, сил и веры, чтобы попробовать это.

21:37 

Когда истощаются слабые внутренние резервы настроения, самодовольства и желания что-то делать, пожалуй, наиболее подходящим вариантом становится - встать и пойти куда-нибудь. Наиболее сложной задачей является принятие того, что данное действие не нужно никому на свете, кроме тебя, а в результате ты получишь неизвестно что. Вероятнее всего, покрасишь себя в какой-нибудь цвет, который видеть будешь только ты сам. Иногда даже это является более полезным, чем простая апатия. Природа безлична, а хождения в разные места - стопроцентный акт внутренней жизни. Знаю точно, что на какое-то время он способен успокоить совесть и дать ощущение осмысленности происходящего.

16:00 

Где-то внутри меня сидит отчётливое понимание того, как всё должно быть. Но как только я пытаюсь его высказать или написать, оно теряется за неуклюжим нагромождением каких-то слов, - зачастую лишних, - и ускользает.
Это "понимание" - вовсе не какая-то универсальная теория, а некое отчасти интуитивное знание, до которого нужно ещё докопаться в ходе рассуждения. Часто бывает так, что, пытаясь это сделать, я говорю очень много, не приблизившись к "правде" ни на шаг, или приблизившись, но запутав всё ещё сильнее, чем было, что едва ли позволяет продолжать рассуждение. Часто, предвидя возможности такой долгой и досадно-бесполезной работы мысли, я отказываюсь от размышлений вообще.

13:23 

Нужно достичь такого внутреннего состояния, когда каждое движение рук, каждое дуновение ветра будет подлинно-творческим актом. Возвращаясь с прогулки, мы будем возвращаться из дальнего путешествия, полного приключений и открытий. Возможно, секрет в том, чтобы замедлить время. У меня на работе есть устройство для воспроизведения магнитных лент. Некоторые из имеющихся у нас лент записаны на маленькой скорости, а устройство способно нормально воспроизводить только те, на которых скорость больше. Поэтому там звучит ускоренная речь и музыка, или, лучше сказать, просто белый шум. И для понимания нужна всего-навсего скорость поменьше.

01:19 

Когда не хочешь что-то делать, для бездействия находятся тысячи оправданий. Вопрос в том, чтобы была хотя бы одна, две, три, немножечко причин и мотивации к действию.
Сейчас - как и обычно - действительность представляет собой привычный аттракцион рандома и случайности. Поддерживая стабильное существование и даже имея работу, я, тем не менее, не могу видеть дальше собственного носа. Все планы на будущее выходят куда-то через окно, так же абстрактно и безосновательно, как и появились, и представить, что со мной будет через несколько лет, я могу с большим трудом и с огромной неуверенностью. Не потому что я весь такой неожиданный и не знаю, куда меня позовут сегодня и где я проснусь завтра, - приключениями как раз меня жизнь вообще не балует, - а потому что моя действительность не даёт никаких ясных намёков на будущее, кроме, конечно, вездесущей "свободной кассы".
Поэтому, собираясь писать очередной пост про кино и готовиться к поступлению в магистратуру, я могу много раз спросить себя, зачем же я это делаю, и не найти внятного ответа. И тогда приходится вылезать исключительно на самовнушении, да еще и постоянно соотнося эти попытки с капризными перепадами настроения.
***
Две недели Инквизиции всё-таки не прошли даром. Теперь меня занимает мысль о том, насколько, в определённых случаях, здорово иметь цельный характер. Когда имеешь конкретные взгляды, вкусы, цели, принципиальную позицию по важным вопросам, увлечения и какое-то дело, в котором хорошо разбираешься, и по поводу которого к тебе можно обратиться. Несмотря на то, что эти особенности в известной степени предполагают и определённые ограничения, они всё равно представляются очень ценными, поскольку из них-то и складывается характер. Такой фундамент мог бы очень помочь.

23:07 

Аутотренинг

URL
07:17 

Вскочил в шесть утра с диким желанием жрать и совсем без желания продолжать спать. Может, организм перестраивается из-за бега? Черт его знает. Спать-то всё равно надо.
"Я ведь раньше почему злой был?"))
Поэзию как не понимал, так и не понимаю. Читаю стихи как прозу, довольно быстро и почти на автомате, в результате получается некий неинформативный текст, еще и усложненный для восприятия, по сравнению с текстом обычным. Потому все никак не возьмусь ни за какие стихи, или сразу же их бросаю.
...
"Шикарный образ! Да ты модель!" И т.п. возгласы под фотками в интернете. Может быть, мне завидно, - ибо меня вниманием ласкают нечасто, - но вообще-то, положа руку на сердце, большинство фоток получается, может быть, и милыми, но довольно посредственными. Я хочу сказать, очень часто просто добротную ремесленную поделку друзья и знакомые воспринимают как некий шедевр, а ведь шедевры создаются все-таки совсем-совсем не так. Думаю, что для этого не достаточно просто набрать подходящий реквизит, поработать с разнообразными стилистами, сфотографировать модель и обработать фото. Это все-таки больше ремесло (хоть и очень интересное, которым и сам я был бы рад овладеть), чем творение. И все-таки, как они, черти, это делают?
...
Купил в книжном очень разрекламированную книгу "Я исповедуюсь". Пока читать очень нравится, правда, совсем слегка напрягает то, что автор никак не отделяет переход от повествования в прошлом от повествования в другом прошлом, более отдаленном. Благо, переходы не очень частые и понять, о каком времени говорится, пока можно сравнительно легко. Обложка, мне кажется, шикарная, на нее почему-то хочется смотреть и смотреть. Единственный неприятный ее элемент - слишком навязчивое размещение хвалебных рецензий на книгу не только на лицевой стороне книги, но и, что самое ужасное, на ее корешке (!), где она занимает почти половину пространства. Они так хотели, чтобы я купил эту книгу, что испортили своими рецензюшечками прекрасную обложку.
...
Перечитываю то, что писал раньше. Хоть я и не могу себя назвать писателем, - это было бы смешно, - но мне кажется, что в моих небольших вещицах хоть что-то да было. Куда оно делось теперь? Несмотря на то, что среда, поощряющая творческую деятельность, уже второй год как канула в лету, нужно продолжать писать. Для чего-то да пригодится. Вчера досочинил новую песню, сидя на Патриарших прудах.

00:10 

Иногда я думаю о параллельных вселенных, где мы, должно быть, увидели вместе столько всего, на что уже никогда не посмотрим одними глазами.

@музыка: Легендарные Пластилиновые Ноги – Забывай меня

19:37 

[Модель для сборки] 1

Воспринимая себя как героев некоего романа, мы не можем забывать, что у романа обычно есть своя определенная плоскость, в которую помещена вообще вся действительность; у романа своя реальность и система координат, то есть, нужно понимать, что, воспринимая себя и себя-в-мире таким образом, мы не можем избежать разного рода самоограничений, узости трактовок происходящего. Жизнь в постмодерне, жизнь кусочками разных реальностей, лишь с большой долей условности складываемых между собой, зато в любом порядке, этот своеобразный альцгеймер, таит в себе и свои радости. Мне кажется, что если довериться этой модельке, то она действительно сможет заставить тебя закончить жизнь совсем не так и не там, где ты предполагаешь ее закончить сейчас. Впрочем, эта же модель, может быть, убила меня секунду назад, и вот я уже переживаю новый цикл существования. Интересно попытаться столкнуть их - человека, который как будто бы с детских лет и до сих пор остается одним и тем же существом, и того, который переживает множество смертей и возрождений, верный некой потусторонней внутренней логике, ведомой чувством прекрасного, личным опытом существования и черт знает, чем еще подобным.

22:12 

[Модель для сборки] 3

Видишь, как девочки превращаются в женщин.
А мальчики - в мужчин.
Один ты остаешься прежним.

(--1)

01:26 

Ключ к всесилию.
Главное - не пытаться осмыслить, описать и, главное, найти прочные причины-основания того, что ты делаешь, пока это не будет сделано. А после этого сочиняй сколько влезет.

08:36 

Иногда я чувствую себя человеком, пытающимся забраться на гигантскую идеально ровную ледяную стену, почти как в «Игре престолов», без всякого снаряжения. Драматизм ситуации в том, что до сих пор я не осознал окончательно, что, если я действительно хочу подняться наверх, мне нужны, по крайней мере, несколько колов и молоток, и, желательно, какая-нибудь страховка. То есть, мало понимать, что у тебя в распоряжении теоретически есть инструменты для того, чтобы жить своей жизнью и развивать самого себя, нужно еще осознавать их наличие и потенциальные возможности, и уметь без опаски их использовать. Нужно осознать себя как по-настоящему самостоятельно мыслящую личность, а это мучительно сложно и, кроме того, промежуточный результат такого процесса не заметен. Стал ли ты лучше, научился ли ты жить так, как хотел? Станет понятно только тогда, когда окажешься на вершине громадной ледяной стены. А пока лезешь, не понимаешь, правильно ли лезешь, залез ли только на полметра или уже половину стены преодолел, и сомневаешься, есть ли в конце концов там, наверху, хоть что-нибудь, стоящее того, чтобы тратить на это время.

18:54 

Скучный человек только и может, что работать. Причем работать он обязательно должен там, где нет абсолютно никаких шансов на самовыражение.
Много раз в фильмах и мультиках обыгрывался следующий сюжет. Некто всю свою взрослую жизнь посвящает работе, несколько десятков лет трудится на благо любимой компании, копит деньги, и вдруг по какой-то причине он этой работы лишается. И вдруг оказывается, что, кроме работы, человека в жизни ничего не интересовало, и вот он старается-старается увлечься хоть чем-то, потратить накопленное, и иногда у него это - с трудом - получается, как, скажем, у Уолтера Митти, а иногда нет.
Сюжетов с тематикой "проснись и открой свой разум новому" существует великое множество, но, похоже, разум открыть они нисколько не позволяют. Одумайтесь, люди! - кричит кто-то. Люди поднимают головы, устало кивают головами или разводят руками, и продолжают делать ненужную работу: они и сами давно поняли, что нужно "что-то менять", но едва ли им для этого могут предложить хоть что-то, кроме смены прически или возможности недельку побултыхаться в другой стране без надежды на перемены в характере и восприятии мира вокруг. В фильмах обычно встряску обеспечивают некие чрезвычайные обстоятельства. Но, как отметил один мой приятель, в реальности никто не будет врываться в твою жизнь и менять ее, во всяком случае, жить, рассчитывая на такое, это последнее дело.
Иногда кажется, что для формирования взгляда на окружающий мир социологию можно вовсе не изучать: достаточно вспомнить несколько пословиц, например "с волками жить - по-волчьи выть". Пожалуй, все признают, что роль среды в становлении личности является определяющей, но не исчерпывающей, не лишающей человека свободы выбора. Тем не менее, если человек уготовлен условиями среды к перекладыванию бумажек, я все-таки не совсем представляю, что может заставить его перевести свою жизнь на совершенно новые рельсы. Чувствую, что пары фильмов для этого недостаточно, и готовлюсь к новой рабочей неделе.

00:54 

Слушать подчёркнуто безумную музыку, постить подчёркнуто маргинальные картинки и мемосы. Через утрированную демонстрацию своей приверженности к маргинальной культуре он показывает свою отчуждённость по отношению к ней, мол, я разгадал её, поэтому не она меня порабощает, а я её.

***

Найти бы в городе по-настоящему уединенное место, взгромоздиться бы туда, и тут же стать значимым. Чтобы захотели вспомнить о том, что ты существуешь, чтобы захотели сделать тебя частью своей жизни. - Быть частью чьей-то чужой. - Быть всеобъемлющей сутью своей. Есть ли Я вне социального мира? Существует ли Я вне его? Если центр вселенной Я, то как будто бы существует, но при таком взгляде мы как муравьи в стеклянном террариуме: не понимаем, что нас организовывают, что нас направляют, что это нас, а не мы сами. Что маргинальные мемосы нами управляют, а не мы сами решили их подобрать и использовать. Есть целый ряд нерешённых и нерешаемых проблем, которые мешают нам всем превратиться в простых смертных.

Я, конечно, дофига сложный человек, смотрю артхаус, почитываю постструктуралистов, но мне тоже не хватает, что называется... Давно ни с кем не ходил за руку. Давно не наделял окружающую действительность прекрасным субъективным смыслом. Давно меня не считали кем-то, кем я не являюсь, давно я сам не могу в такое уверовать. Никогда не просыпался так, чтобы можно было выглянуть в окно и узреть начало новой жизни. Мои схемы поведения говорят, что всё это невозможно. Я откололся от чего-то большого и улетел в космос.

@музыка: Flica – The Space Elevator

13:35 

"Однако эта целостность, череда поступков, которые определяют жизнь, похоже, никак не хотела обнаруживаться до тех пор, пока сама жизнь не закончится, как кончился этот спитой мате...
Вопрос целостности возник, когда ему показалось, что очень легко угодить в самую скверную западню... Он обнаружил... что уйма людей совершенно непринужденно чувствовали себя цельной личностью, в то время как их цельность заключалась лишь в том, что они не способны были выйти за рамки единственного родного языка и собственного характера. Эти люди выстраивали целую систему принципов, в суть которых никогда не вдумывались...
Мысль о насилии, которое творило слово над человеком,... наполняла горьким разочарованием думы Оливейры, а он силился прибегнуть к помощи своего заклятого врага и, при его посредничестве, добраться туда, где, быть может, удалось бы освободиться и уже самому следовать к окончательному примирению с самим собой и действительностью, в которой существуешь".

moskevske povidky

главная